Новая Третьяковка открывает широкой публике мир образов Бориса Голополосова

Новая Третьяковка открывает широкой публике мир образов Бориса Голополосова

Живопись и графика 20-30-х годов представлены в Новой Третьяковке на выставке Бориса Голополосова. Экспозиция объединяет более сотни работ художника, который долгое время не был известен широкой публике. И этот масштабный проект — первый столь полный музейный показ, который знакомит зрителей с творческим наследием мастера.

Немой крик. Душащий страх. Весь ужас эпохи сталинских репрессий — в одной лишь картине. "Головой о стену" — так Борис Голополосов завершил свой творческий путь в 1938 году после изгнания из Союза художников.

"Это сильнейшее высказывание, которого нам так не хватало, и которое мы можем представить на этой выставке. Эта работа и картина "Тупик" стали для меня откровением и настоящим открытием", — говорит Зельфира Трегулова, генеральный директор Государственной Третьяковской галереи.

Исключили Голополосова по официальной версии за формализм. Но скорее — за яркость образов, за ту экспрессию, с которой художник, горячий сторонник революционных идей, искал новый живописный канон. Вот красное свечение исходит от вождя пролетариата — он писал "Восстание", он не позволял алым знаменам упасть.

"Если умирает один рабочий, то другой подхватит знамя – конечно, это 100-процентно революционные вещи, которые в середине 30-х годов уже не могли оценить", — объясняет Сергей Фофанов, научный сотрудник отдела новейших течений Государственной Третьяковской галереи.

Время как в зеркале отражается в работах художника — революцию, впрочем, он никогда не пишет по заказу, только по впечатлениям и воспоминаниям. На холстах всегда то, что видел сам в путешествиях: разработки марганца под Батуми или промысел каспийских моряков — Голополосов и сам не раз выходил в море.

Ровесник века Борис Голополосов дожил до 1983 года. До самой пенсии работал в Московском товариществе художников и по жестокой иронии судьбы писал по заказу и без подписи исключительно парадные портреты вождей. Они растворились в истории — подлинное творчество художника открывается на первой музейной выставке.

Сегодня