Тема:

Нелегалы в Европе 1 сутки назад

Радикальный ислам зреет в европейских тюрьмах

Автор: Дмитрий Киселёв

Действия Анкары вызывают раздражение и в Европе, и в США. Понятно, что миллионный поток беженцев через Турцию в Европу идет не стихийно — это организованная масса. Людей нужно принять, переписать, отсортировать, разместить, накормить, одеть, снабдить документами, часто поддельными, проинструктировать и- отправить через море. Официально этой системы нет. Неофициально это по плечу лишь спецслужбам, исполняющим госзаказ.

То, что выглядит как хаос на самом деле — огромный проект. На нем, с одной стороны, Турция еще и хочет заработать, требуя от взмолившегося Евросоюза миллиарды евро, а с другой, — управлять террористическими группами как в Европе, так и в Сирии.

И в то же время Турция — член НАТО и член возглавляемой США на Ближнем Востоке антитеррористической коалиции. Эрдоган столь втянулся в двойную игру, что теперь даже США требуют от него притормозить. Так, на встрече Обамы с Эрдоганом в рамках "двадцадки", что проходила в Анталье, президент США потребовал от Турции закрыть наглухо стокилометровый участок границы с Сирией, чтобы, с одной стороны, пресечь поток террористов в Европу, а с другой, — прекратить подпитку варваров в Сирии.

Источники американской The Wall Street Journal в Вашингтоне полагают, что Турции для этого надо привлечь 30-тысячный контингент с артиллерией. При этом влиятельная газета газета публикует и предостережение в адрес Анкары. "Американские чиновники предупредили Анкару, что ей может грозить "серьезный ответ" со стороны европейских государств, если Турция не сможет закрыть границу и иностранным боевикам вновь удастся ускользнуть из Сирии и совершить теракт в Европе", — говорит издание.

Автор: Антон Лядов

Полиция бросает слезоточивый газ для того, чтобы разогнать толпу беженцев. Они пинают эти шашки, в ответ заявляя: мы не поддаемся вашим правилам, мы здесь устанавливаем свои. Идет штурм за клочок дороги.

Три деревянных поддона на трассе из Франции в Англию — граница, которую установили мигранты. На защиту захваченной территории выходят люди с дубинками, прутьями, ножами. Люди, которые стояли на границе, бросаются кто куда. Автомобилисты газуют — подальше от толпы.

На участке, который отгородили мигранты, — несколько фур. Беженцы открывают кузов, залезают внутрь, кто-то пытается протиснуться за кабину. Руки не выдерживают — срываются головой об асфальт. Водители, чтобы не брать на себя ответственность, пытаются отогнать оголтелых хоть криками, хоть монтировкой. Те в ответ швыряют камни. Летят градом.

"Вы вообще помните, что это Франция?! Европа! Не Сирия. К черту вас! Валите домой!" — кричат беженцам водители грузовиков.

Официально в лагере — четыре тысячи человек, на самом деле — около десяти тысяч. Почти все едут через Турцию. Один из беженцев рассказал, что решился бежать, когда узнал от друзей, что на турецкой границе — открытое окно. "Мы платили полторы тысячи долларов, чтобы из Ирана в Турцию приехать", — рассказывает он.

Белла в Кале два с половиной месяца. Он — врач с высшим образованием. Прежде чем сорваться, изучил рынок нелегальных паспортов. "Самые дешевые документы продают в Турции. Если вам нужен паспорт, обращайтесь не к контрабандистам, а к обычным полицейским. Стоит 600 евро", — говорит Белла.

Район Аксарай. Западная часть Стамбула. Турция. Беженцы едут в открытую. Из Стамбула — целым кортежем. 8 микроавтобусов. В каждом — по 35 беглецов с неизвестным прошлым. Сопровождает их конвой из 12 гражданских машин с патрулями. На турецкой границе забор не выше, чем один метр. Его легко перепрыгнуть.

Таким же Маршрутом — в Европу через Турцию — прошли два предполагаемых организатора парижских терактов. Они принесли на себе пояса смертников к Stade de France. Уже опубликована копия их билетов. За путешествие до Афин отдали по 51 евро 50 центов. Через Турцию — без проблем.

"Они делают бизнес с террористами. Среди тех, кто перебирается в Европу, много радикально настроенных исламистов. Выходит, кто платит Турции, Европе? Террористы. Турцию на самом деле больше интересует вопрос Курдистана — она хочет эту территорию и сосредоточена на этом, а не на войне с боевиками", — отметил Надер Алами, помощник имама мечети.

Городок Шартр. Привокзальная площадь. На остановке обнаружен бесхозный пакет. Срочно приехала полиция выяснять, что внутри. Здесь в округе очень много мигрантов.

Становится ясно: угрозы нет. Кто-то из переселенцев забыл сумку с одеялом и выпивкой. Чтобы проверить всех, на кого закрыла глаза Турция, полиция работает на износ. Анкара — ноль эмоций. Зачем останавливать поток, если на беженцах и заработать можно, и Европу шантажировать? Это же не в Турции теперь три месяца полиция по ночам будет врываться в любую квартиру, которая показалась им подозрительной, — во Франции сейчас трясут людей по поводу и без прямо в собственных подъездах, введен высший уровень антитеррористического плана Vigipirate. Это не в Турции люди теперь вздрагивают после каждого громкого хлопка — в Париже от звука лопнувшей шины начинают нервно шептать: "Батаклан". И это не Анкару будут взрывать после вербовки в самодельных мечетях, которые беженцы сооружают прямо во французских лагерях из палок и тентов.

Что читают на проповеди, полиция узнавать даже не пытается. Чтобы добраться до мечети, надо пройти в самую глубь джунглей сквозь трущобы, бордели местных бандитов. У каждой национальности здесь — своя "крыша". Зоны разделены по тем странам, откуда прибыли беженцы. У них ни у кого нет документов, полная анархия.

После каждодневных стычек одних везут в морг — эти дела даже не расследуются, ведь без документов беженцев очень трудно идентифицировать — других — в тюрьму. 60% заключенных во Франции сейчас — мусульмане.

"Европейские тюрьмы — место, где зарождается радикальный ислам. Из заключенных там растят террористов", — уверен активист Надир Златан.

В надежде уследить за приезжающими французские власти после терактов 13 ноября большинство беженцев, которые спали на тюках возле магазинов, перевели в отели. Ночь в номере обходится примерно в 150 евро — это 10 c лишним тысяч рублей. Впрочем, никакой системы охраны здесь как не было, так и нет, в прошлом приезжающих никто тоже не разбирается.

Те, на кого у властей денег пока не хватает, не расстраиваются: укрывают палатки спальными мешками и возводят новые жилища на зиму прямо в трех километрах от детских площадок Французского Кале.

"До тех пор пока у людей будут проблемы в своих странах, они будут продолжать ехать. Нужно принимать серьезные меры. И прямо сейчас. То, что делает Россия в Сирии, очень правильно. Господин Путин принял это решение. Я надеюсь, что Европа, Америка и Россия объединятся, чтобы избавиться от террористов до того, как они придут к нам", — подчеркнул заместитель мэра Кале Филипп Миньоне.

По прогнозам местных властей, в ближайшие месяцы палаток в лагере на французско-британской границе станет вдвое больше — ждут 15 тысяч беженцев.

В Париже тем временем рождественские елки устанавливают на мемориале рядом с фотографиями погибших. Экскурсоводы тем, кто все же решается приехать в центр, советуют при себе иметь хоть что-нибудь на случай атаки.

Сегодня